НАШИ СОЦСЕТИ

Телеграм

Добро пожаловать на сайт Ибресинской районной газеты «За победу»

Из Парижа в Чебоксары. Как француз-католик принял православие и стал батюшкой в России

Категория: В республике Опубликовано: 10.11.2023, 15:27 Просмотров: 423
Судьба Пьера Мари Даниэля Паскье может стать сюжетом для блокбастера. 30 лет назад он сменил католичество на православие и, не зная русского, переехал в Россию, где стал отцом Василием. Ему пришлось преодолеть вооруженное нападение, бегство и настороженное отношение в новой стране. Но вышло так, что все это только закалило его дух и сейчас, в свои 65, он напоминает былинного богатыря и мудрого старца одновременно — не только телосложением, но и необъяснимой и заметной внутренней силой
 
Отец Василий (Пьер Мари Даниэль Паскье)
 

Болезнь "ортодоксикоз"

Пьер родился 24 марта 1958 года в городе Шолэ во Франции, став седьмым ребенком из девяти в католической семье. 6 апреля его крестили, и этот день, можно сказать, был пророческим — стояла необычайно низкая температура, словно предвещая переезд в холодную страну. "Это была Пасха. Крестили ночью. Был мороз. Было очень трудно добираться до храма, т. к. храм находится на холме, была сильная гололедица, всем пришлось надевать носки на обувь. Вся семья до сих пор помнит это событие", — написал в 2000 году в автобиографии отец Василий.

Морозом, но уже крещенским, в январе 1994 года встретила его Россия, а переход в православие произошел через очередное Крещение — освященные студеные воды в московском храме. Сначала он не решался окунуться в прорубь, но братия подворья Оптиной пустыни вдохновила его: "Мне пояснили, что таким образом я погружаюсь в православную веру и, словно младенец, начинаю новую жизнь". Так и вышло: крещенская вода обновила не только тело, но и смыла прошлые привычки, открыв душу для новой жизни.

С ранних лет отец Василий зачитывался жизнеописаниями православных святых и восхищался православными песнопениями. В 7 лет принял первое причастие, с 10 лет начал помогать священнику во время воскресных богослужений в храме, в 20 лет поступил в греко-католическую общину на юге Франции, в 22 года принял монашеский постриг и переведен в Иерусалим в греко-католический монастырь Иоанна Предтечи. Как того требовал этикет между христианскими конфессиями, в первый же год пребывания на Святой земле, в 1980 году, вместе с братией попал на прием к патриарху Иерусалимскому (Греко-православной церкви) Бенедикту, который, по словам отца Василия, принял их с любовью.

 
 

"Патриарх Бенедикт тогда сказал, что я по духу похож на православного священника и требуется сделать шаг вперед, чтобы перейти в православие. Эти слова проникли мне глубоко в душу. Патриарх Диодор I, который сменил владыку Бенедикта после смерти, практически точь-в-точь повторил его слова, добавив, что православным нужно быть не только внешне и внутренне, но обязательно полностью. И мысль о православии уже постоянным эхом звучала в моем сердце", — рассказывает отец Василий.

Патриарх Иерусалимский Бенедикт. Government Press Office (Israel)/ CC BY-SA 3.0/ Wikimedia Commons
Патриарх Иерусалимский Бенедикт

Шаг к православию, предсказанный патриархом Бенедиктом, оказался длиной в 14 лет. В этот промежуток он подумывал о бегстве из монастыря, тайно переписываясь с архимандритом Тимофеем, который был секретарем патриарха Диодора I и прекрасно владел французским. "Кто-то доложил моему руководству о переписке, письма были перехвачены. Конечно, меня наказали. Я решил, что надо потерпеть, значит, еще не время переходить в православие", — говорит собеседник.

На вопрос о наказании отец Василий скромно заметил, что оно было "по-монашески": "Меня отстранили от всех служб, запретили кушать за одним столом с братьями. Кроме того, на службах в течение 40 дней я должен был стоять на коленях у входа в храм и кланяться каждому, кто в него входит, просить прощения".

Священник вспоминает, что в то время в Израиле периодически происходили нападения на христиан. Всех потрясло убийство двух монахинь Горненского русского монастыря, который находился в 4 км от их обители. В феврале 1983 года было совершено вооруженное нападение и на их монастырь. Отец Василий вспоминает, что преступникам удалось схватить одного из братьев, которому хотели отрезать голову, но тому удалось вырваться.

"Бандиты устроили беспорядочную стрельбу, мы с одним братом попали под обстрел и, можно сказать, приняли огненное крещение. Но рука Божия вовремя пришла нам на помощь: у них плохо срабатывал пистолет, допуская осечки, и мы успели убежать", — написал священник в автобиографии.

В 1987 году после попытки покинуть монастырь, чтобы принять православие, монаха Василия сослали на подворье во Франции для поднятия сельского хозяйства. Руководство считало, что это оградит от соблазна принять православную веру. В 1990 году с возвращением в Иерусалим эта "болезнь", которую отец Василий назвал "ортодоксикозом", набрала новую силу.

Двойная жизнь

Постепенно менялось окружение, монах из Франции все больше привязывался к православию и русским служителям, к прихожанам. Этому способствовал Горненский монастырь, где он стал частым и желанным гостем. По воскресеньям посещал православные ночные службы у Гроба Господня, преодолевая пешком 15 км. В 90-е годы в Израиль хлынул поток иммигрантов из России, которые, по словам собеседника, изменили социальный облик страны. Русская речь стала привычным явлением.

Горненский монастырь в Иерусалиме. Roofsoldier/ Shutterstock/ Fotodom
Горненский монастырь в Иерусалиме

По его словам, с отцом Иеронимом он часто встречался у Гроба Господня, получал духовную поддержку и заручился его помощью в переходе в православие. В апреле 1993 года произошла еще одна решающая встреча, определившая дальнейший путь: с митрополитом Чувашским и Чебоксарским Варнавой (скончался в 2020 году). Он понял, что французский монах почти готов к переходу, практически повторив слова патриархов Бенедикта и Диодора I о принятии православия. "Владыку Варнаву я уже полюбил, но еще даже не представлял, где его епархия и где Чебоксары, которые долго искал на карте", — впоследствии признался монах в автобиографии.

Отец Иероним обещал забрать в Россию, в Чувашию, как закончится его паломничество по Израилю, призывая подождать еще немного. Однако перемены в настроении и духовные мытарства становилось все сложнее утаивать от братии и руководства монастыря, такая жизнь с каждым днем становилась невыносимее. "Двойная жизнь: официальная, в монастыре, — с одной стороны, и тайная, в мыслях и в сердце с православной церковью, — с другой. Это было нелегко. <…> Началось давление на меня. Мне запретили посещать службы у Гроба Господнего, а это было для меня смерти подобно. Я находился ежедневно в сплошном кошмаре и обмане, так как в монастыре было только мое тело" — так батюшка охарактеризовал переломный период своей жизни.

Час пробил в октябре 1993 года. Французский монах заявил братии об уходе из католической церкви и принятии пристанища в православии. Возникла непростая ситуация для христианского сообщества в Иерусалиме, поэтому действовали деликатно и дипломатично. "Иерусалим — маленький город, поэтому для исключения конфликтов на религиозной почве было принято решение о проведении церемонии моего присоединения к православию в России. Тем более что эта страна влекла меня. И я начал готовиться к отъезду в Россию", — вспоминает священник, подчеркнув, что это было "путешествие только в один конец".

На вопрос, чего ему не хватило в католичестве, отец Василий отвечает: "Я почувствовал, что православие и есть та самая духовная полнота, церковь Христова, которую так искала и жаждала моя душа. Сначала полагал, что мы будем мостом между католиками и православными, но какой смысл стоять на мосту? Надо переходить полностью, а не стоять посередине пути".

От бунта до любви

Монах вернулся во Францию, чтобы заработать деньги на билет в Россию и решить вопрос с оформлением визы. Семья была шокирована, так как в стране только что прошел путч, по телевидению зачастую показывали Россию как страну беззакония и нестабильности. "Меня это особо не беспокоило, так как я ехал в монастырь и о политике даже не думал. Знал, что если Господь зовет, то именно там мое место. Более того, можно даже сказать, что идеализировал Россию, представляя, как там жил Серафим Саровский или Сергий Радонежский", — делится отец Василий.

Чин присоединения к православию прошел 15 марта 1994 года в Москве в Даниловском монастыре по благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Перед этим было немало вдохновляющих встреч, в том числе со старцем Иоанном (Крестьянкиным), который дал благословение со словами: "Езжайте к патриарху, у него будут именины. Скажите ему, что это ему от отца Иоанна подарок".

"Патриарх принял меня с отеческой любовью и дал благословение служить дальше", — рассказывает собеседник.

Отец Иероним сдержал слово. Вместе с ним осенью 1994 года отец Василий прибыл в Чебоксарско-Чувашскую епархию в распоряжение митрополита Варнавы. "Сначала нас назначили в одну из деревень Ядринского района. Но там кто-то настроил местных жителей против нас, убедив, что мы масоны из Иерусалима. Народ бунтовал очень сильно, сказали, что не дадут служить у них. Доложили об этом владыке, и он дал нам служение в селе Никулино Порецкого района", — говорит священник.

В короткие сроки сельский храм получил новую жизнь: его выкрасили, отремонтировали, обновили церковную утварь, но главное — начали возвращать серьезное отношение к духовной жизни среди прихожан. 

В июле 1996 года отец Василий стал насельником возрождающегося Свято-Троицкого мужского монастыря в Алатыре, построенного в XVI веке по повелению царя Иоанна IV и полуразрушенного в советский период. В старинный монастырь его направили по просьбе отца Иеронима, ставшего наместником обители. Сегодня этот монастырь, некогда находившийся в запустении, — один из духовных символов республики. Отец Василий прикипел душой к Алатырю и его жителям, которые платили ему взаимностью, восстановил храм Иверской иконы Божией Матери, стал почетным гражданином города. А вот гражданство России он смог получить только в мае 1998 года после полутора лет постоянных проверок и испытаний.

"Мой путь получения гражданства длинный и тернистый. <…> Были проверки, давление, обязывали приходить в органы, во всем меня подозревали. Все терпел, зная, что я простой человек и цель моего пребывания в России абсолютно ясная <…> происходящее напоминало сюжет романа. Даже городская администрация обращалась к президенту с ходатайством по моему вопросу", — написал в автобиографии священник.

Свято-Троицкий мужской монастырь. Наталия Николаева/ ТАСС
Свято-Троицкий мужской монастырь

В ноябре 2009 года его перевели в Чебоксары в Свято-Троицкий мужской монастырь, в декабре назначили наместником обители, где он служит и по сей день. "Где отец Василий, там все строится", — говорят прихожане. За годы монастырь и правда полностью преобразился, теперь тут новые коммуникации, перестроенная колокольня, обустроенные кельи для братии, а сам монастырь становится туристической Меккой для православных.

О чудесах и миссии России

Отец Василий уверен, что чудеса в жизни по милости Господа происходят каждый день: "Даже просто встать утром — уже чудо. Источник всех благ — Господь. За эти блага надо всегда Его благодарить, тогда Он даст вам еще больше".

На мой вопрос про то, что его радует как священника, отец Василий задумывается. "Большая радость видеть, когда люди начинают вести христианскую жизнь, идут в храмы, обращаются за советами, создают семьи, венчаются, потом приводят своих детей и уже второе поколение становится нашими прихожанами. К примеру, до сих пор из Алатыря приезжают мои духовные чада, но уже не одни, а семьями — это большая радость. А бывает, что проходит порой 10, 20 лет, когда в душах людей прорастают семена веры, дают плоды, и люди возвращаются в храмы, ищут меня, меняют свою жизнь. Больше всего радует, когда человек интересуется духовной жизнью, когда начинает свой путь по духовной лестнице, живет по-православному", — ответил отец Василий.

Изучение русского языка — особая глава в его жизни. "Я до сих пор учу русский язык. Он сложный, но я очень его люблю. Начал привыкать и постигать через старославянский язык, который мне было проще освоить. Очень помог и поддержал владыка Варнава, который просил читать ему на русском языке. Первое время получалось, конечно, смешно, владыка порой широко улыбался, но всегда по-отечески подбадривал меня. Так я обрел "языковую" уверенность", — рассказывает священнослужитель.

Наталия Николаева/ ТАСС

Говоря о России, отец Василий считает, что наша страна будет все больше влиять на ситуацию в мире и усиливать лидерские позиции. "Как утром смотрят на восток, где восходит солнце, так и мир будет смотреть на Россию. Страна укрепляется, потому что здесь особые нравственные принципы и духовные законы, в отличие от европейских стран, где все больше теряют страх и стыд. Я думаю, что Россия, словно Ноев ковчег, будет притягивать людей из разных уголков мира — тех, для кого нравственность и духовные ценности — не пустые слова", — полагает собеседник.

"Мне уже 65 лет. Конечно, за эти годы многое пройдено, получен опыт. Вы говорите о кризисах в моей жизни, но я бы так не сказал. Я просто вижу, что все шло и идет своим чередом, естественным образом. Да, были периоды, когда предстояло делать выбор и оставлять что-то позади, делать шаг в неизвестное. Но ведь каждый проходит испытания. Для меня эти испытания был проверкой того, что я годный "материал", что достоин получить то, чего просила моя душа. Я хотел быть монахом, хотел быть в России, хотел быть в православии. 9 января будет 30 лет, как я в России, служу здесь. Разве это не чудо?" — улыбается отец Василий.

Добавить комментарий

АРХИВ МАТЕРИАЛОВ

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30